Ливия. Самоубийство страны. Политика:
Ливия. Самоубийство страны. (читали: 1521 комментариев: 1)
Читать статью...
Уроки для Европы времён первой Великой Американской Депр... История:
Уроки для Европы времён первой Великой Американской Депр... (читали: 2294 комментариев: 0)
Читать статью...
Жил-был один Юра Культура:
Жил-был один Юра (читали: 3518 комментариев: 0)
Читать статью...

ЮнКлоб: Достойное поведение Действительно глупые какие-то. Нормальные бы сняли гибель на телефон и выложили бы в интернет.
zeloone: Контрнаступление Новороссии Есть ли военные специалисты? Горожанин-из-Барнаула утверждает что на фото в заголовке китайский БТР yw-531-c....
ЮнКлоб: Оглушительный провал спецопе Запад старательно закрывает глаза на истинные причины падения самолета. Это может говорить только об одном, - курс на в...
goijesi: Хабад как предвестник финала вернуть 5-ю графу в российский паспорт! За границей и в России я хочу быть русским!
goijesi: Лавину не остановить. скажи мне кто твой враг и я скажу - кто ты...

Систему менять надо - 19 Февраля 2012 - НовостеМер

   Систему менять надо

Рейтинг
Систему менять надо

Виктор ТАРНАВСКИЙ опубликовал довольно интересную статью.
Хотя участники форума в Давосе признают, что мировой экономике необходимы серьезные перемены, предложить новые модели развития они пока не могут.
Состоявшийся в конце января 42 Всемирный экономический форум в Давосе оставил после себя двойственное впечатление.

Повестка дня

С одной стороны, участники форума согласны с тем, что мировая экономика нуждается в переменах. Об этом свидетельствует и тема форума: “Великая трансформация: формирование новых моделей” (The Great Transformation: Shaping New Models). Во многих выступлениях участников проводилась идея о том, что нынешняя экономическая модель не только не обеспечивает решение ряда острых проблем, но, наоборот — обостряет их.

С другой стороны, все эти перемены, по мнению участников форума, возможно реализовать в рамках существующей экономической модели, не затрагивая ее сути. Эту мысль, в частности, высказал Питер Мандельсон (Peter Mandelson), бывший еврокомиссар по торговле. По его словам, политики должны убедить людей, что глобализация и свобода торговли по-прежнему хороши, даже когда их обвиняют в росте безработицы и стагнирующих зарплатах.

Возникает впечатление, что именно это противоречие и стало главной причиной бесполезности форума. Его участники перечислили острые проблемы современной глобальной экономики, констатировали необходимость перемен, но не приняли ни одного внятного решения. Это, впрочем, не удивительно: нынешние трудности возникли в ходе “естественного развития событий” и прямо вытекают из существующей экономической модели. Пытаться “починить” систему изнутри, не меняя ее саму, равносильно вытаскиванию себя из болота за волосы.

Поменять модель

Что же произошло, и почему современные экономические проблемы так трудно решить, не затрагивая суть самой системы? Нынешняя модель мировой экономики сложилась в 1990-е годы под влиянием двух основных процессов. Во-первых, вследствие распада социалистической системы и выхода Китая из самоизоляции возник действительно глобальный рынок со свободным перемещением товаров и капитала при сохранении резких контрастов в стоимости рабочей силы, лишенной мобильности. Во-вторых — к началу 1990-х годов в странах Запада окончательно победила так называемая либеральная модель капитализма, ориентированная на максимальную эффективность и прибыльность и предоставляющая максимальную свободу бизнесу.

В рамках этих процессов и произошло перемещение значительной части производственных мощностей из западных стран в Китай и государства “третьего мира” с их дешевой рабочей силой. Потеря миллионов рабочих мест в США и Европе была компенсирована, с одной стороны, развитием малого бизнеса, с другой — расширением государственного аппарата. Сложившаяся модель предусматривала массовое производство дешевых потребительских товаров в развивающихся странах и дешевого продовольствия (вследствие достижения экономии на масштабах и субсидирования сельского хозяйства). Маржа между низкой себестоимостью и высокой ценой реализации обеспечивала высокие доходы западных компаний и позволяла платить достаточно высокие налоги и зарплаты сотрудникам. Зажиточное население стран Запада, покупая товары и услуги, обеспечивало доходы и прибыли поставщиков (включая малый бизнес, представленный в основном в сервисном секторе), а государство за счет высоких социальных выплат гарантировало даже малоимущим гражданам приемлемый уровень жизни.

Однако эта система имела ряд внутренних противоречий, обусловивших ее нынешний кризис. Современная капиталистическая экономика должна постоянно расти. Компании, чтобы поддерживать постоянное повышение курса акций, должны наращивать доходы и прибыли. Чтобы увеличивать эти показатели, нужно или больше продавать, или меньше тратить. Из-за высокой насыщенности современного потребительского рынка и острой конкуренции повышать рентабельность проще путем сокращения расходов. На производственной стадии добиться существенной экономии сложно, тем более, что дешевая рабочая сила в развивающихся странах все же понемногу дорожает. Например, в приморских провинциях Китая средний уровень месячной зарплаты на сборочном производстве еще в 2010 году превысил 250 долларов.

Западные компании начали экономить на своих сотрудниках в США и Европе. В последние годы в этих регионах интенсивно шло сокращение рабочих мест в крупном бизнесе. Реальный уровень доходов населения, достигший максимального уровня в конце 1970-х годов, с тех пор медленно, но неуклонно снижался. Это привело к сужению потребительского рынка и заставило компании продолжать политику сокращения расходов. В первой половине 2000-х годов рост потребления в странах Запада поддерживался за счет потребительского кредитования. Однако кризис 2008 года поставил на этом точку.

Одновременно возник кризис в сфере государственных финансов. Западные страны в рамках поощрения бизнеса снизили налоговую нагрузку на корпорации. Деиндустриализация также привела к уменьшению налоговых поступлений. К тому же, стремясь поддерживать высокий уровень жизни населения (и, соответственно — емкости потребительского рынка), государства брали на себя все более высокие социальные обязательства. Поскольку покрыть все эти расходы только за счет регулярных доходов бюджета не удавалось, приходилось увеличивать задолженность. Греция уже дошла до такого ее уровня, что не может больше ни наращивать этот долг, ни рассчитаться по имеющимся обязательствам. Близки к этому состоянию и некоторые другие европейские страны. Даже в благополучной Японии госдолг превышает 200% ВВП, а в США он растет со скоростью более 2,5 млрд. долларов в день.

Дальше так продолжаться не может. Современная западная экономика имеет значительный резерв прочности, но и он уже на исходе. Дефолт по греческим и другим суверенным долгам нанесет тяжелейший удар по финансовой системе, что обернется большими потерями в реальном секторе экономики. Спад на западном потребительском рынке вызовет сжатие всей мировой экономики, потерю десятков миллионов рабочих мест, резкое падение уровня жизни в разных странах.

Что надо сделать, чтобы предотвратить реализацию этого разрушительного сценария? В Давосе как раз пытались найти ответ на этот вопрос. Но не смогли.
--------
В принципе ничего нового. Всё строго по Марксу.
Стоит вспомнить – «Закон тенденции нормы прибыли к понижению». Который, прежде всего, выражает противоречие между целью капиталистического производства - увеличение прибыли - и средствами ее достижения, между расширением производства и самовозрастанием капитала. Производство прибавочной стоимости является непосредственной целью и определяющим мотивом капиталистического производства. В погоне за ее увеличением капиталисты развивают производительные силы, совершенствуют производство и повышают производительность общественного труда. Это неизбежно сопровождается ростом органического строения совокупного капитала и понижением общей нормы прибыли. Закон тенденции нормы прибыли к понижению усиливает противоречие между ростом производства и потреблением. Чтобы увеличить массу и норму прибыли, капиталисты стараются расширять производство и выпускать товары во все возрастающих количествах. Одновременно с этим повышается органическое строение капитала и уменьшается доля переменного капитала в совокупном капитале, что означает относительное сокращение спроса на наемную рабочую силу. К этому же ведет стремление капиталистов удержать падение нормы прибыли за счет повышения степени эксплуатации трудящихся, уменьшения заработной платы и понижения их жизненного уровня. В результате уменьшается доля трудящихся в национальном доходе, сокращается платежеспособный спрос народных масс, затрудняется реализация товаров, увеличивается время оборота капитала и понижается норма прибыли. Узкий базис народного потребления ставит, таким образом, определенные пределы безграничному расширению капиталистического производства. Средство - безграничное развитие общественных производительных сил - вступает в непримиримый конфликт с ограниченной целью - самовозрастанием существующего капитала. Тенденция нормы прибыли к понижению ставит тем самым определенные границы развитию капиталистического производства.
В погоне за повышением нормы прибыли капиталисты устремляются с капиталами в экономически слаборазвитые страны, где техническая вооруженность труда намного ниже, органическое строение капитала ниже, а стало быть, норма прибыли выше, чем в развитых капиталистических странах. Получаемая в этом случае прибыль вывозится в развитые страны и участвует в повышении здесь средней (общей) нормы прибыли. Все это обостряет противоречия между эксплуатируемыми экономически слаборазвитыми странами, с одной стороны, и промышленно развитыми капиталистическими странами - с другой.
Маркс научно доказал, что границы капиталистического производства определяются не естественными законами природы, как пытались утверждать некоторые буржуазные экономисты, а специфическими законами развития этого способа производства, законами прибавочной стоимости. Настоящий предел капиталистического производства - это сам капитал.

--------

Перебор вариантов

Первый вариант предложила федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. Суть ее точки зрения можно выразить двумя фразами — “Каждый сам за себя” и “Сами виноваты”. Меркель убеждена, что проблемы Греции и других должников не должны решаться за счет более успешных стран. Каждое европейское государство должно придерживаться жесткой финансовой дисциплины под угрозой серьезных экономических санкций. Бюджетная политика перестает быть внутренним делом каждой европейской страны и выносится на уровень Евросоюза, который должен плотно контролировать финансы. Решить проблему долгов Меркель предлагает путем жесткой экономии. Каждое государство должно нести только те расходы, которые оно может покрыть за счет своих внутренних доходов, не прибегая к заимствованиям. Прежде всего, должны быть урезаны социальные затраты. Например, в качестве совершенно необходимой антикризисной меры постулируется повышение пенсионного возраста.

Правда, это решение обернется сильнейшими издержками для граждан стран-должников. Как уже показал пример Греции, меры жесткой экономии приводят к значительному экономическому спаду, резкому росту безработицы (прежде всего — вследствие массового разорения малого бизнеса), но не способствуют стабилизации бюджета из-за падения налоговых доходов. Впрочем, Греция для Германии не критична. Греческий ВВП составляет около 2% совокупного ВВП Евросоюза, а на поставки в Грецию приходится менее 0,6% немецкого экспорта, при том, что Германия является главным внешнеторговым партнером Греции (данные за 2010 год).

Если бы не политические издержки такого шага, наилучшим вариантом для Греции были бы выход из еврозоны и резкая девальвация национальной валюты. Тогда греческая экономика стала бы более конкурентоспособной, хотя доходы населения, выраженные в евро, конечно, упали бы в несколько раз.

Судя по недавним заявлениям Меркель, германские лидеры видят будущее Евросоюза как более централизованное — экономически и политически — квазигосударственное образование с единой экономической и финансовой политикой. Греции и другим периферийным странам в этой модели отводится роль поставщиков дешевой рабочей силы. Руководство Германии не зря заявляло о необходимости прекращения “мультикультурной” политики: “новому” Евросоюзу не будут нужны турецкие, африканские или украинские гастарбайтеры, их ниши на еврорынке труда должны будут занять греки, испанцы или болгары.

Однако таким вариантом выхода из долгового кризиса решительно недовольны сами греки. Очевидно, он не понравится и гражданам других европейских стран, которым придется столкнуться с сокращением социальных расходов, ростом безработицы, повышением пенсионного возраста и другими неприятными последствиями. Кроме того, жесткая экономия, на которой настаивает Меркель, окончательно подорвет европейский потребительский рынок и вызовет сильнейший экономический спад — причем не только в самой Европе, но и в экспортноориентированных экономиках Китая и стран Восточной Азии.

Второй вариант преодоления долгового кризиса в еврозоне предлагает ряд известных американских и европейских экономистов и политиков. В частности, бывший министр финансов США Ларри Саммерс заявил в Давосе, что более успешные страны (в первую очередь — Германия) должны помочь менее успешным. “Мы должны признать, что некоторым странам невозможно сократить свой дефицит без того, чтобы другие страны сократили свой избыток”, — отметил он.

В рамках этой модели Германия, Китай и другие богатые страны должны “сброситься” на новый пакет помощи аутсайдерам, а непосредственно организовывать предоставление этой помощи будет МВФ. Кроме того, часть долгов проблемных стран нужно списать, а потери банков компенсировать фактически за счет эмиссии. Последнее, впрочем, уже осуществляется. Федеральная резервная система США в 2008-2010 годах, а Европейский центробанк — в конце прошлого года уже предоставили банкам сотни миллиардов долларов и евро ликвидности, которые, очевидно, будут использованы для компенсации потерь от списания долгов.

Интересно, что эта накачка финансового сектора деньгами пока не приводит к росту инфляции в странах Запада. Это объясняется тем, что, во-первых, финансовый сектор уже очень сильно отдалился от “реальной экономики”, а во-вторых — без этих миллиардов США и Европа, скорее всего, испытывали бы жесточайшую дефляцию.

Так или иначе, второй вариант можно сравнить с обезболивающим средством, которое дает временное облегчение, но не решает проблему в целом. И в этом его фатальный недостаток.

Новая индустриализация

Президент США Барак Обама, не принимавший участия в работе форума в Давосе, как раз во время его проведения выступил с предвыборной речью, в которой предложил свой вариант решения нынешних проблем. Причем Обама как раз исходит из необходимости смены модели. По его словам, чтобы вывести западную экономику из кризиса, необходимо вернуть в США рабочие места, потерянные в ходе деиндустриализации, восстановить ликвидированные производственные мощности, возобновить рост доходов населения. С аналогичными призывами выступает и кандидат в президенты Франции от социалистов и наиболее вероятный победитель на предстоящих в нынешнем году выборах Франсуа Олланд (Francois Hollande).

Этот вариант имеет перспективы, но как его реализовать? Ведь и деиндустриализация Запада, и кредитный кризис 2008 года, и нынешний кризис в государственных финансах произошли фактически естественным путем — в силу действия рыночных механизмов. И Обама, и Олланд предлагают решить этот вопрос посредством искусственного снижения конкурентоспособности развивающихся стран с дешевой рабочей силой на мировом рынке. Американский президент заявляет о необходимости покончить с “несправедливой торговой политикой” Китая (речь идет об отказе повысить курс юаня и активной господдержке промышленности), а французский политик требует ввести специальные тарифы на продукцию, произведенную в странах, не придерживающихся европейских социальных и экологических стандартов.

Интересно, как отреагирует на такую политику Китай, представители которого, кстати, не участвовали в работе 42 Всемирного экономического форума. Определенно курс на “новую индустриализацию” Запада, предлагаемый Обамой и Олландом, приведет к обострению конфликтов между западными странами и Пекином. А если Китай в ответ начнет проводить стратегию стимулирования внутреннего спроса, чтобы загрузить работой свои гигантские производственные мощности, на первый план выступит проблема ресурсов.

В любом случае, очевидно, что роль государств в экономике в ближайшее время будет нарастать. Либеральная капиталистическая модель “неограниченной” предпринимательской деятельности за два десятилетия завела мировую экономику в тупик — так же, как и в 1920-е годы ХХ века, завершившиеся Великой Депрессией и Второй Мировой войной. Теперь основной вопрос заключается в том, какую именно роль возьмет на себя государство, какую политику и в чьих интересах оно будет проводить.
-------
Ну, это тоже полтора столетия уже известно. Энгельс писал:
Так или иначе, с трестами или без трестов, в конце концов, государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство производством. Я говорю «вынуждено», так как лишь в том случае, когда средства производства или сообщения действительно перерастут управление акционерных обществ, когда их огосударствление станет экономически неизбежным, только тогда — даже если его совершит современное государство — оно будет экономическим прогрессом, новым шагом по пути к тому, чтобы само общество взяло в своё владение все производительные силы.

-------
Кстати, пока западные экономисты и политики старательно не замечают возможностей, которые открываются на “социалистическом” пути. А между тем, здесь могут возникнуть чрезвычайно интересные варианты. Но эта тема заслуживает отдельного большого разговора.

Виктор ТАРНАВСКИЙ
------
Это совершенно естественно, что «западные экономисты и политики старательно не замечают возможностей, которые открываются на “социалистическом” пути». Но их мнения не имеют уже никакого значения. Самое время вспомнить В.И. Ленина.
Итоговым произведением Ленина в анализе современного ему общества явилась работа "Империализм, как высшая стадия капитализма" (1916). В результате обработки массы данных Ленин раскрыл экономические особенности и основные тенденции капиталистической экономики. Ленин считал, что современное ему общество - империализм - следует рассматривать как особую стадию в развитии капиталистической социально-экономической формации. Он показал, что колоссальный рост крупного производства усиливает процесс концентрации производства, и на этой основе происходит смена свободной конкуренции монополией.
В своей теории социализма Ленин показывал, что социализм - это государственно-монополистическая структура, обращенная на пользу всего народа. Государственно-монополистический капитализм (ГМК), по мнению Ленина, особенно усиливает свои позиции в период войн. Ленин рассматривал ГМК как особую форму капитализма, для которой характерна наивысшая ступень обобществления производства, переплетение частных и государственных монополий. Сращивание государственного аппарата с монополиями ГМК, по его мнению, является важнейшей материальной предпосылкой социализма, осуществляя подготовку условий для общественного регулирования экономики.

В общем, смотрите сами.

Источник: УкрРудПром
http://ukrrudprom.ua/analytics/Sistemu_menyat_nado.html
http://www.ukrrudprom.ua/analytics/Perebor_variantov.html



Просмотров: [ 1530 ]

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем Александрыч на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.


Внимание! Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Еще новости Авто-Мотор
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz